Новости Киева

Выходной


Безкоровайный Валерий
 
Станция метро. 12 минут после полуночи. Семь человек устало ждут, когда прикатит последний поезд, чтобы доставить их до нужной станции, откуда они спокойно добредут домой. Может у каждого и были другие мысли и планы, но ему хотелось думать, что все именно так. Он также ждал этот поезд.
 
Пожилая женщина, лет 65, в темно-зеленой кофте и юбке в черную с бардовыми перекрестиями клетку. Черные туфли ее были все в грязи и потертые. Носки черные, но с каким-то незамысловатым узором, были натянуты выше щиколоток. Волосы седые с остатком каштанового цвета краски. Лицо, обвисшее под годами тяжело прожитых лет. Глаза, которые устремлены в одну точку на край платформы, выражают, кажется, всю суть боли и усталости. А их цвет… Палитра красок бессильна. Это был цвет одиночества…
 
Девушка стояла, опершись об колону. На вид ей было около 25- ти лет. Белые наушники, которые переплелись в узел внизу, у основания, создавали ей атмосферу и переносили ее в особый мир. Вся в черном: футболка, кардиган, джинсы. Но при этом белые StanSmith и такого же цвета бейсболка Nike. Волосы черные с зеленой прядью достигали уровня чуть ниже лопаток. Абсолютно ровные. Природа ли ее так наградила или изобретение человека помогло? На шее виднелась часть татуировки: полумесяц, внутри которого солнце. Еще одна показывалась на правом предплечье. Из- за кардигана видны были только лапы какого-то животного, скорее всего птицы: сова или орел, но это не точно. Глаза девушки закрыты, а голова с ногой двигались в такт с тем миром, который звучал у нее в ушах.
 
Паренек — в коричневой водолазке и самых обычных голубых джинсах. Обут был в черно-белые кеды, которые продают чаще всего колоритные женщины на рынках: “очень хорошие, по очень низкой цене”. На вид ему лет 20. Стоит у самого края платформы и выглядывает поезд каждые 30 секунд. Растрепанные светлые короткие волосы придавали ему обаяние и милость. А еще ясные голубые глаза, чистые и наивные… еще.
 
Женщина с ребенком были в самом конце этой платформы. Ну, или в начале, кому как удобно. Женщина лет 30-ти. На ней голубая ветровка, синие джинсы и кроссовки светло-бежевого цвета
NewBalance. Каре, блондинка. Она что-то листает или набирает в телефоне. А маленькая девочка держит маму за ногу. Кудрявая, лет четырех, в светлом голубом комбинезоне, белых кроссовках и розовой курточке. Она смотрит постоянно по сторонам, но чаще всего на “занятую” мамочку.
По другую сторону платформы, совсем рядом с Ним стоял парень. Красные найковские кроссовки, стильно подранные голубые джинсы с подворотом, белая с красным удлиненная футболка в переплетении простых геометрических форм. Завершали образ джинсовая куртка, очки RayBen модели ClubMaster и белые часы G- Shock. Карие, почти черные глаза. Коротко стриженные волнистые волосы и густая щетина, словно он только снимался в какой рекламе. В ушах беспроводные наушники от Apple. Он стоял почти не двигаясь, смотря перед собой и слегка подгибал колено в ритм музыке.
 
Смотря на всех этих людей, рассматривая их и дожидаясь последнего поезда, Он был поглощен полетом мысли, хотя в руках была открыта книга Эрика Берна “Игры, в которые играют люди”. Белая рубашка, черные штаны и черно белые кроссовки Soucony. Зеленые глаза и волосы светлого цвета, которые пострижены под “коротко, чтобы легко можно было уложить, пожалуйста.”

Уже было слышно приближение поезда. Из глубины туннеля был виден свет от фар первого вагона. Почти у всех ожидающих произошел момент “Внимание” из “ На старт. Внимание. Марш!” Только бабулечка оставалась неподвижной, даже когда поезд уже остановился. Он закрыл книгу и пошел к краю платформы. Вот-вот двери откроются. Но заметив эту женщину, Он подошел к ней аккуратно прикоснулся к плечу и сказал: “Пора. Поезд уже подъехал”. Видимо, ее сознание было слишком далеко, потому что она взглянула на него испугано, а только потом взгляд выразил облегчение и благодарность. Она посмотрела на открытые двери вагона и начала подниматься. Он же помог занести ее вещи.
 
— Спасибо, сынок. Дай Бог тебе здоровья! Спасибо!
С этими словами она взяла у него тележку и села с самого краю, погрузившись снова в свои мысли.
Он сел по диагонали от нее, хотел было открыть книгу, чтобы вернуться в мир “игр”, человеческих взаимоотношений и причинно-следственной связи тех или иных поступков людей, но он не смог оторвать взгляд от этой женщины. Что-то цепляло Его. Он не мог понять, что же это, но был уверен — ее жизнь скучна и насыщенна в одно и тоже время. Она испытала радость и горе, счастье и печаль, любовь и предательство, приобретения и потери. Даже не укладывалось в голове, что еще с ней произошло.
 

А сейчас она едет в пустую старую квартиру. Одна. Никто ее не ждет, и никто за нее не переживает. Жизнь ее привела до того, что она продает все, что можно только продать в переходах. Плохо питается, судя по больному цвету ее кожи. Но ради кого? Такие люди мало что делают ради себя. Вероятней всего сын или дочь, которые далеки и ради которых она еще живет и так старается не быть обременительной. Заработанные деньги половинит, чтобы помочь ребенку, а может быть — детям. Ей для себя ничего не нужно: ни одежды, ни еды (кроме необходимой, конечно). Желания выжжены, а на их месте долг, обязанность и “все детям. А мне уже все равно не долго осталось”.
 
Находясь в данных размышлениях, Он поставил себе заметку в телефоне “Набрать маму”, на завтра. Какая-то нехватка появилась внутри и тоска по самому родному человеку на земле. Он порылся в карманах и нашел только 113 гривен. Все что было, Он бросил в пакет бабушки, проходя мимо и, якобы, начав шнуровать кроссовки. Попятившись обратно, прокручивал одну фразу в голове: “Лишь бы не стащили”. Пройдя свое предыдущее место, направился в другой конец вагона.
 
— Позвони маме. — бросил Он пареньку-модели, когда проходил мимо него. Тот только приподнял свои очки и агрессивно, даже немного злобно бросил ответный взгляд.
“И чего это я сую нос в чужую жизнь? Зря, я это сказал.” — с такими мыслями невзрачный паренек сел в самый угол вагона и раскрыл свою книгу.
Начав читать первые предложения, мысли снова увели Его от сюжетной линии и привели к размышлениям. Он посмотрел на этого “стилягу” и заметил удивительную картину: парень что-то листал в телефоне, а из-под очков по щеке скатилась слеза.
“Да уж… я-то думал, что “такие” не плачут”.

Первое, что пришло в голову обидчику — отсутствие родителей у этого “красавца”. И сердце защемило. Так захотелось его обнять, выслушать. Как же часто люди себя огораживают стеной, чтобы никто не коснулся их души и не обжог ее, не плюнул в нее.
 
Ему было 15 лет, когда его отец попал в автокатастрофу с летальным исходом. Скорая помощь не успела ничего сделать. Он умер еще до их приезда. Белая маршрутка Sprinter была лишь слегка помята в следствии этой аварии, а ее водитель отделался лишь царапиной на виске. Какой же разный исход бывает при столкновении “лоб в лоб” … Мать начала сильно пить после этого. А ему, сыну, пришлось подрабатывать: листовки, стройка, погрузка- разгрузка и другая “халтурка”. В один январский вечер мать не пришла домой. С тех пор он ее не видел. А искать перестал ее уже спустя четыре месяца. Отчаяние. С того времени он уже не мог стать прежним “мальчиком”. Другой. Сколько же раз в жизни люди стают “другими” и есть ли предел этому числу?
 
Мальчик бросил школу. Он работал, чтобы прокормить себя, квартиру, и чтобы помочь дедушке, который часто болел, а пенсии и сил не хватало на самостоятельную жизнь. Прошло два года после исчезновения матери. Парень возвращается домой в очередной раз с продуктами. На улице ранняя весна. Приятный теплый ветерок игриво развевает волосы и ласкает лица людей. В бодром и веселом расположении духа парень с порога крикнул деду:
— Пора окна открывать! Ты посмотри какая прекрасная погода,
Де!
Ответа не было. “Может в уборной?” Сняв ветровку и кроссовки
направился на кухню. Выложив все продукты на тумбочку, его смутил неприятный запах в квартире. “Таки точно в туалете” — подумал паренек про себя и улыбнулся. Направляясь в комнату, он прокричал:
— Ты решил меня вытравить, Де? — и заливаясь смехом добавил: — Так знай, нас таким…
Он остановился на пороге в комнату. Лицо застыла в гримасе: смех и веселье сменилось ужасом в один миг. Дикая вонь ударила в нос, но из-за картины, которая ему раскрылась, внук не придал этому никакого значения. Простояв так 2-3 секунды, которые показались ему вечностью, он бросился к деду. Мертв. Худшее заключение, которое хотелось бы ему признавать. Закрытые глаза, приоткрытый рот, руки на груди. “Так ты был готов, жулик…” — ласково, но с невыносимой болью подумал паренек. Когда он немного пришел в себя, то заметил источник столь едкого запаха. “Неужели так страшно умирать?” — это последняя мысль, которую он помнит. Дальше мир подкосился, и он рухнул без сознания.
 
Теперь, сидя в метро в последнем поезде, он точно не хотел вспоминать те события, которые произошли более четырех лет назад.
От всего этого видеоряда в голове, у парня с книжкой пробежали мурашки по всему телу и начало подташнивать.
“Его?”
“Нет… кажется, нет” — такой диалог вел с самим собой этот юный наблюдатель.
— Тогда… кто? — прошептал он вслух, думая, что это все еще только слова в голове. Посмотрев по сторонам, чтобы убедиться не смотрят ли на него, он встал. Дождавшись остановки вышел и направился в крайний вагон этого поезда. Двери начали закрываться, и он успел протиснуться внутрь в последний миг.
“Благо, я худой”, — и легкая улыбка появилась на лице вторженца от этой мысли. Но следующая мысль Его самого немного удивила: “Успел”. Пытаясь понять к чему или к кому, он успел. Парень направился по вагону к двум пассажирам: девочка и мать.
 
Женщина все также была увлечена телефоном. “Какая же у нее рутинная жизнь и это при наличии ребенка”. Подобные мысли не могли уложиться у Него в голове. Живет без мужа, сама воспитывает ребенка. Отце бросил семью, когда девочке было полтора года. Не сказав ни слова, собрал свои вещи и ушел. С того времени мамаша берет с собой девочку везде: на работу, в магазин, гулять. Из-за этого возникла внутренняя ненависть к ребенку. Хоть как-то она пыталась заглушить эти чувства при помощи работы, телефона и других “важных” занятий. Камень с души упал, когда она Машеньку отдала в садик. Больше эмоциональных всплесков не было. Все. Одно. И. Тоже.
Пока мама была занята телефоном, Машенька танцевала с куклой под музыку, которая рождалась в ее голове. Девочка кружилась, смеялась, подпрыгивала и говорила кукле, как та прекрасно двигается и какая она молодец. Мама на нее гневно посмотрела, но сил не было что-то говорить, поэтому она с тяжелым вздохом вставила наушники в уши и прибавила громкость.
“Она? Девочка?” — эта мысль устрашила паренька.
 
А Маша тем временем продолжала свой чудесный танец с куклой. От этого представления сложно оторвать взгляд. Столько света, простоты, чистоты и гениальности мира в этих незамысловатых движениях и нелепых, казалось бы, движениях. Поезд пошатнулся, и девочка выронила куклу. Когда она начала нагибаться, чтобы ее поднять, пока мама не увидела и не накричала на нее, поезд качнулся вновь и малышка потеряла равновесие. Она попятилась в бок и ударилась о металлический угол сиденья. Девочка больше не шевелилась. Ручеек крови направился к двери. Мама вся в телефоне, а паренек не мог издать ни единого звука.
 
Сильно моргнув, зажмурив глаза и через секунду открыв их, парень заметил, что у него текут слезы по лицу. Но при этом женщина также в телефоне, но без наушников, а девочка хохочет и кружится в танце с куклой. Вот он, взгляд ее мамы, наушники и снова телефон. Вот этот толчок вагона и упавшая кукла. Не было времени пытаться разобраться что здесь происходит. Парень за секунду допрыгнул до девочки, стал на колено и подал ей куклу. С заплаканным лицом Он сказал:
—  Аккуратней, Машенька. У тебя светлое будущее. — потрепал после этих слов ее волосы и улыбнулся ей.
Девочка ничего не ответила. Она просто смотрела на дядю. Тогда ее мама увидела эту всю картину, встала и схватила малышку за руку.
—  Вам что-нибудь нужно? — бросила она пареньку.
—  У Вас чудесная дочь. Берегите ее. — ответил Он ей спокойно и направился прочь от них.
—   Сама разберусь что мне делать! — огрызнулась дамочка и посадила дочку возле себя.
“Слава Богу! Не она. Живи, малышка”.

Поезд подъезжал к очередной станции. Парень снова вышел из вагона и направился в тот, где был изначально. Зайдя в него, Он увидел, что осталась только бабулечка. Сев напротив нее, Он погрузился в мысли, пытаясь найти ответы на мучающие его вопросы: “Почему дети?”, “За что?”, “Кто этим распоряжается?”, “А главное, кто Ему дал Такие способности?”, “В чем его цель и когда она закончится?”. Метаясь от одного вопроса к другому, Он смотрел в никуда.
Два человека. Вагон поезда. Взгляды в себя. Молодость и старость. У пожилой женщины были те же вопросы, только более приземистые и бытовые.
 
Мысли парня перебил голос диспетчера: “Конечная”. Он вернулся в реальность. Перед ним все в той же позе сидела бабушка. Он поднялся, сделал шаг к ней и нежно сказал, мягко коснувшись плеча: “Пора. Приехали.”. Женщина уже не удивилась:
—  Далеко? — спокойным и тихим голосом она поинтересовалась.
—  Не знаю, но я составлю Вам компанию до дома, если Вы не против.
—    Значит, не приехали. — она многозначительно и скорбно улыбнулась.
Парень взял в одну руку ее вещи, в другую подставил бабушке, чтобы у нее была опора. Так вдвоем они и пошли прочь от вагона. Молча.
 
“Как же хорошо, что сегодня оказался “выходной”. Взглянув на эскалатор, парень ступил на него и позволил себе широко улыбнуться.

Click to comment

Оставить комментарий

Most Popular

To Top