Головні новини

Война и люди

Валентина Самар

Они такие разные и так похожи в своей самонадеянности. Разница только во временных отрезках разворачивания и последовательности технологий обретения власти.

Далее увидим разницу или схожесть в адекватности оценки угроз и способности им противостоять с отстаиванием государственных, а не шкурных интересов.

Ощущение всеобщего равенства, своего рода эгалитарности, которое миллионы украинцев переживали во время Майдана, испарилось, как только сцена Майдана переселилась на Банковую и Грушевского. «Свои парни» перестали слышать. Журналисты ждали пресс-конференций президента Порошенко иногда больше года, пополняя список неотвеченных вопросов и не наказанных коррупционных деяний.

Сторонники Зеленского сейчас переживают то же роднящее с кандидатом чувство: он говорит, что он просто человек, такой же как все, и хочет им остаться. Но при этом абсолютно закрыт для свободного доступа прессы и общества, выдавая себя гомеопатическими дозами, заставляя судить о себе то ли по позитивному киношному образу, то ли по шуткам «95 квартала», не всегда приличным и уместным.

Петр Алексеевич говорит, что получил урок и теперь дает интервью по нескольку раз в день, по сути, агитируя и митингуя среди своих. Владимир Александрович обещает общаться с народом напрямую, в том числе ежедневно убеждая жителей Донбасса в необходимости вступления Украины в НАТО. Мне как крымчанке, конечно же, очень импонирует идея ежедневного общения с нашими гражданами, живущими на оккупированных территориях. Я к этому всех призывала все эти пять лет их несвободы. Но я не понимаю, почему Зеленский готов коммуницировать с жителями Донбасса, но не упоминает при этом жителей Крыма? Там в неимоверно сложной ситуации живут не наши граждане?

Фото: © Василий Артюшенко, ZN.UA

Я знаю, почему Петр Порошенко в первый год своего президентства вообще не произносил слово «Крым». Уста разверзлись в момент экспроприации РФ под видом «национализации» принадлежащего ему Севморзавода. Но был еще вопрос продажи пресловутой Липецкой фабрики. И политика Украины в плане бизнеса с Россией и сохранности активов на оккупированных территориях формировалась отнюдь не из государственных интересов. А из интересов крупного бизнеса, которому прислуживало большинство «постмайданной» Рады. Так на свет появился правовой уродец — оккупированная территория АР Крым и г. Севастополя с режимом свободной экономической зоны «Крым» — без взимания налогов и таможенных сборов. За чуть менее года только легальный товарооборот между пострадавшей в результате аннексии Крыма Украиной и оккупированным РФ полуостровом составил более миллиарда долларов — в один конец, на Крым. Фуры стояли в километровых очередях. Ахметов, Фирташ, Косюк, Гереги и многие-многие другие сохранили свои активы в оккупированном Крыму, а со временем их с разной степенью выгодности продали русским. 

При этом граждане Украины — жители Крыма получили статус нерезидентов (закон о СЭЗ «Крым» и постановление НБУ №699), в результате их права стали меньше, чем у понаехавших граждан России. Зато собственники единственного недобросовестного банка, кинувшего сотни тысяч своих клиентов в Крыму, были застрахованы от выплаты депозитов. Эту же политику теперь проводит и государственный Приватбанк.  

И тут интересы нынешней и претендующей на роль будущей властной элиты переплетаются. 

В обоих тяжелых для нашего выбора случаях есть много различного, но есть тема, которую старательно обходят оба, — Крым. То есть логический конец войны с Россией. Потому что без деоккупации и реинтеграции Крыма она никак не закончится, и ни один политик не может себя назвать победителем в этой войне, не подняв украинский флаг над полуостровом. Проблема, конечно, гораздо серьезнее ситуативного молчания финалистов президентской гонки: 14 из 39 кандидатов в президенты Украины вообще не употребили слово «Крым» в своих программах. Такой человек есть и в первой пятерке, с почти гарантированной перспективой эффективного представительства в новом парламенте — это Юрий Бойко. 

Это означает, что постмайданная власть за пять лет не провела красную черту, за которую нельзя заходить. Территориальная целостность и существование государства, которое может быть утрачено в случае ее нарушения, не установлены как всеми принятая ценность. Политическая игра на стороне агрессора не наказуема, а, значит, допускается в виде «иного мнения». Политическая коррупция на самом верху пирамиды власти, которая является угрозой безопасности государства, все еще не имеет практики расследования антикоррупционными органами, на которые полагались самые большие надежды общества. 

Это наш солидарный — избирателей и нами избранных — результат. И мы не будем успешной страной, пока не исправим эти «недоразумения». Тема урока, который с треском провалила власть нынешняя, и который должна выучить власть потенциальная, — это Донбасс, Крым, коррупция. Устранив последнюю составляющую, решение задачи по двум первым значительно упростится, поскольку многие «невозможности» имеют совершенно конкретный юридический адрес, совпадающий с офисами компаний украинских и российских (!) олигархов. А глубина провала, в который упали миллиарды донорских евро и долларов, а также бюджетных гривен, выделенных на «ремонт провала» инфраструктуры Донбасса, просчитывается по выигранным тендерам компаний, принадлежащих вчерашним «регионалам» ефимовых/близнюков, принятым в стан БПП. Наверное, совсем даром, т.е. безвозмездно (с). 

К сожалению, уже первые живые заявления экспертов команды Владимира Зеленского, включая кандидатов на посты президентской квоты во власти, показывают, что даже несмотря на опыт, люди еще очень далеки от реалий жизни. А жизнь и ее враг об этом напоминают. 

«Мы должны формировать порядок дня, а не встраиваться в чужой» — сверяясь с текстом, амбициозно заявил в презентационном эфире «плюсов» Александр Данилюк, экс-министр финансов, а ныне — эксперт команды лидирующего в гонке кандидата Зеленского. Эксперт широкого профиля — международные отношения, экономика, финансовая и банковская политика — и вероятный кандидат на пост министра иностранных дел. 

У Путина, не дожидаясь инаугурации очередного президента страны, «которой не должно существовать», уже сверстали повестку дня — эдакий «комплекс первоочередных мер», подойдя к делу как всегда основательно, т.е. гибридно. 

Впереди как по учебнику шла информационно-психологическая операция. 

Во-первых, сообщения российских СМИ о подготовленном указе президента Путина о выдаче паспортов РФ для жителей «ДНР/ЛНР» со ссылкой на источники в администрации президента РФ. Указ «проработан», осталось только дождаться исхода выборов в Украине. Информацию охотно подтверждали депутаты Госдумы, но Песков, как обычно в таких случаях, ничего не комментировал. А депутат Калашников дал понять, что такая возможность прямо зависит от политического расклада в Украине после выборов. Но этого было достаточно, чтобы известные украинские паблики разнесли информацию, повышая ее до уровня угрозы национальной безопасности и вызывая у некоторых политиков и лидеров фейсбучных мнений настоящую панику — вплоть до требований еще не избранному Зеленскому заседать с руководителями спецслужб и НГШ для отпора «обилечиванию» населения ОРДЛО. 

Во-вторых, в роли змия-искусителя выступил Виктор Медведчук — недоотстраненный представитель президента Порошенко в «минской» трехсторонней контактной группе.

Повидавшись с Путиным две недели назад, Медведчук дал интервью Reuters. Агентство вынесло из общения следующий посыл: новый президент Украины может в течение нескольких месяцев восстановить контроль над сепаратистским Востоком, получить дешевый газ и крупные инвестиции из России, если он заключит сделку с Москвой. В общем, яйко-млеко будут выдавать, а не отбирать. 

И, наконец, чтобы серьезность намерений Кремля была ощутима уже сегодня, накануне второго тура выборов, Кремль сорвал «пасхальное перемирие» в зоне боевых действий в Донбассе и ввел запрет на поставку нефтепродуктов в Украину. 

Конечно же, это только начало публичного вывешивания флагов сигналов Кремля. В кутерьме борьбы штабов борьбы смыслов не наблюдается, — видим только соревнование технологов, их умения владения е-ресурсами и уроков их овладения Петром Порошенко. Тем временем украинские граждане на оккупированных территориях хотят слышать и видеть живых людей в украинской власти, и не начитанные под красивую картинку тексты, которые спекулируют на их бедах и страхах. 

Увы, но действующий президент, который пять лет обещал быть гарантом и защитником прав украинцев на оккупированных территориях, вдруг стал распространителем страхов, используемых их оккупантами, на всю страну. Разделение людей на «Кто не за Порошенко, тот за Путина» вернуло многих в 2014 год. Именно так — на разделении людей на «наших» и «фашистов», украинцев и крымчан — была построена информационно-психологическая агрессия накануне и в первые месяцы оккупации Крыма. А затем — и Донбасса. 

Увы, но претендующий на пост президента Владимир Зеленский, обещающий реинтеграцию жителей оккупированного Донбасса, почему-то забывает при этом о жителях Крыма. Это же не потому, надеюсь, что Меджлис крымскотатарского народа поддержал на этих выборах Петра Порошенко? 

Правозащитники сетуют: в штабах что Порошенко, что Зеленского оказались глухи к обращениям общественности. Инициатива ряда правозащитных и волонтерских организаций «Услышь Наконец Выполни» разослала в штабы свою позицию по Востоку,обозначив перечень самых острых проблем, касающихся мирного населения Донбасса, ни никто из лидеров гонки не ответил. 

«Это жители оккупированных территорий и все, что связано с сохранением связей и их реинтеграцией, это вопрос гражданских пленных или заложников. Мы можем по-разному их называть, поскольку у нас до сих пор нет законодательного урегулирования этого статуса. И это вопрос без вести пропавших — несмотря на то, что более полугода назад парламент принял закон, он до сих пор не имплементирован» , — говорит координатор инициативы Восток SOS Александра Дворецкая. 

Представителей этой инициативы на встречу с президентом не позвали. И он не единственный, кто не услышал жителей оккупированных территорий, говорит Александра. 

«Ни один из кандидатов не работал с оккупированными территориями. Они решили, что они не смогут понравиться людям, живущим в зоне конфликта, страдающих от него, ежедневно видящих разрушенную инфраструктуру и восстановление старых порядков на этой территории. Мне очень жаль, что кандидаты не посещали Луганскую и Донецкую области, не общались с этими людьми. Исключение составляют только военные, где только один из кандидатов, пользуясь своей должностью главнокомандующего, встречался. Вся риторика о Востоке и о конфликте говорит о людях на Востоке как об объекте и направлена ​​больше на жителей Центральной и Западной Украины, а не наоборот. То есть никто не обращается к людям на востоке Украины как к субъектам, как к избирателям», — считает Александра Дворецкая. 

Другая правозащитная инициатива — Крымскотатарского ресурсного центра — разослала «черные метки» кандидатам в президенты Украины, которые в своих программах не упомянули Крым. Реакция на инициативу единичная — Андрей Садовый отредактировал свою позицию в части прав крымскотатарского народа на самоопределение в составе Украины.

Центр журналистских расследований разослал и нарочно доставил пяти лидерам гонки «крымские вопросы»: какова позиция по двойственному статусу Крыма — оккупированной территории с режимом свободной экономической зоны; созданию крымскотатарской автономии и партийной работы по Крыму. Прямой ответ на все вопросы пришел только от Анатолия Гриценко, и опосредованный — от Юлии Тимошенко. Вместо Петра Порошенко ответила партия его имени, но главные вопросы остались без ответа. А Владимир Зеленский и его штаб запрос просто проигнорировали. 

Надо понимать, что обещания действующего президента крымским татарам о восстановлении национальной автономии были или голословными, или нечестными. Как и то, что Владимиру Зеленскому данная проблема либо неизвестна, либо у его команды нет ответа на этот вопрос. И немудрено.

В перечне лиц, названных членами команды Зеленского я не увидела ни одного, кто мог бы претендовать на звание эксперта проблематики Крыма или Донбасса. Ну, экс-чиновник, который мне запомнился фразой «Крым и Донбасс нам обходятся слишком дорого», конечно же, не в счет.

Что из всего этого следует шить? Страну. 

Есть очень немалая часть сограждан, которая из года в год голосует и выбирает не фамилии и портреты, а ценности. Которые разделяют кандидаты — от депутата сельсовета до президента страны. Нам нужно находить друг друга намного скорее, чем в наш дом попадет снаряд. Настоящий или информационный.

Истчоник: ZN.UA

Click to comment

Оставить комментарий

Most Popular

To Top