Головні новини

Евроремонт Донбасса. Фигура вторая — опостылевшая

Валентина Самар, Центр журналистских расследований для ZN.UA

Начало реинтеграции Крыма и части Донбасса — это тотальная зачистка прифронтовых регионов от коррупции, некомпетентности и лжи по всей вертикали власти. Это главные узлы уязвимости, которые ослабляют нас, подрывают усилия международных партнеров и усиливают позиции врага, пишет Валентина Самар, главный редактор Центра журналистских расследований для издания ZN.UA.

Ремонт моста через реку Северский Донец возле Станицы Луганской Фото: Facebook Операція об’єднаних сил

Мало замеченные СМИ заявления Владимира Зеленского, которые, при другом раскладе совокупных общественных интересов, могли бы быть новостью номер один. Они касаются части плана Б (в случае провала плана А) мирного урегулирования ситуации на Востоке страны в рамках «нормандского формата» через негнущееся колено мертвого «минского процесса». 

Отвечая на вопрос Алексея Мацуки (Новости Донбасса), который напомнил Владимиру Зеленскому о предвыборных обещаниях не разделять украинцев по каким бы то ни было признакам, президент неожиданно подробно рассказал о своем видении отношений «государство — гражданин, проживающий на временно оккупированных территориях (ВОТ)». 

Украинцами, равными в правах, он называет тех, «кто не стрелял в нас». Главной ошибкой власти признает то, что государство не обеспечило людей, бежавших с оккупированных территорий Донбасса, работой, жильем и помощью. И если кто-то живет в оккупации или вынужден был вернуться, чтобы не бросать стариков, их нельзя считать сепаратистами, убеждал Зеленский. 

«Этот человек — сепар? Он — бандит? Он — украинец, который не может бросить старушку-мать. Власть виновата. Она не может все, но может очень многое», — говорил Зеленский, вспоминая, что в отеле, где во время гастролей останавливался «95 квартал», большинство персонала были переселенцами с оккупированных территорий. 

Не знаю, личное ли это понимание и сопереживание трагической и болезненной ситуации, в которой оказались политические украинцы Востока (что вполне могло быть: в команде 95 квартала немало людей из Донбасса, тот же Евгений Кошевой и «Луганская сборная» Лиги смеха), или познания, полученные в результате работы правительственных бэк-офисов, куда привлечены известные правозащитники. Но говорил Зеленский точно в соответствии с нормами международного гуманитарного права, к которому мы апеллируем, призывая международные суды, трибуналы и арбитражи наказать вероломного агрессора — Российскую Федерацию. (Замечу попутно: все сказанное в равной мере следовало бы адресовать и политическим украинцам оккупированных АР Крым и Севастополя).

Но странное дело: новость, опубликованная на сайте президента и включенная в рассылку его официального интернет-представительства, — это признание вины, а главное, обязательств государства по отношению к ВПЛ и гражданам на оккупированных территориях в случае плана Б, — обеспечить переселенцев жильем и работой на свободной территории страны — почему-то не содержит. Между тем призывы президента и правительства к международным донорам вложиться в восстановление Донбасса и помощь переселенцам обретают новое дыхание. 

29 октября по инициативе президента Украины в Мариуполе пройдет инвестиционный форум RE:THINK. Invest in Ukraine для привлечения иностранного бизнеса в украинскую экономику и, в частности, в проекты восстановления инфраструктуры Донбасса. Программа форума еще верстается. Но, боюсь, 15-минутное вступительное слово президента и весь правительственный десант вряд ли развеют сомнения, существующие не только у международных доноров, но и у граждан собственной страны по поводу способности вырастить денежное дерево на месте зарытых в степь донецкую миллиардов долларов. И прежде чем звать иностранных инвесторов, доноров, а тем более — кредиторов, советуем новому правительству провести аудит эффективности уже потраченных предыдущими правительствами и местными органами власти денег. Понятно, что аудит использования донорских денег, уже потраченных на восстановление Донбасса и помощь ВПЛ — тема довольно закрытая для общественности по ряду причин, но не для правительства, которое принимает и регистрирует ее как техническую помощь. 

Чтобы понять, как далеко и в какую сторону мы шагнули в процессе финансирования реинтеграции Донбасса, вернемся к публикациям ZN.UA почти двухлетней давности — к материалу «Гибридный евроремонт Донбасса». Тогда мы обозначили, что у центральной власти нет четкого обоснования понятию «восстановление Донбасса», и нет верифицированных подсчетов бюджетов этой программы: вице-премьер Геннадий Зубко называл потребности в 15 млрд долл. США, а донецкий губернатор Павел Жебривский — в 20 млрд. Откуда эти суммы, как их считали — неизвестно. При всем этом на момент публикации, исходя из данных правительства, от международных организаций — донорских и кредиторов на восстановление инфраструктуры и мира на Донбассе уже было привлечено более 1,5 млрд долл. 

Владимир Зеленский «для восстановления Донбасса» называет сумму в 10 млрд евро. Все так же непонятно — о чем конкретно идет речь. Но президент (возможно) сильно удивится, если ему положат на стол честный аудит использования средств украинских налогоплательщиков на те же цели, которое, по классикам, нужно назвать «ремонтом Провала».

Пример №1. Четыре миллиарда гривен. Это остатки средств, которые были на казначейских счетах органов местного самоуправления населенных пунктов, оказавшихся на неподконтрольной правительству территории Донбасса. ВР Украины внесла изменения в Бюджетный кодекс, по которым временно, до возвращения этих населенных пунктов под контроль Украины, остатки средств местных бюджетов будут зачисляться в специальный фонд областных бюджетов Донецкой и Луганской областей. Их следовало использовать на восстановление объектов социальной и транспортной инфраструктуры, жилого фонда и на социально-экономическое развитие Донецкой и Луганской областей. Таким образом Донецкая область получила 2,84 млрд грн, Луганская — 1,029 млрд. Тогда же главы ОВГА своим распоряжением утвердили Перечень объектов и мер, на которые должны пойти полученные средства, и согласовали их с парламентским бюджетным комитетом. Огромные деньги, как по тем временам, использовались неэффективно, как показали межведомственные проверки и журналистские расследования. Донецкая ОВГА, к примеру, «стимулировала» мэрии к передаче областным департаментам капстроительства и экологии функции заказчиков строительства и реконструкции объектов. В результате — захлебнулась в количестве госзаказов. Чтобы быстро использовать миллиарды, сделали ставку на крупные объекты. И в результате, вместо объектов критической инфраструктуры, самыми дорогими бюджетными стройками оказались… крытый каток и бассейн в Краматорске. Каждый — по 50 млн грн, но только на старте. С тех пор вместе с водой утекли и миллионы «откорректированных» проектов, подорожавших в полтора-два раза. И оба объекта — до сих пор не завершены. Понятно же, что бюджетные деньги, под них зарезервированные, могли за эти годы быть использованы на восстановление социальных объектов действительно первой необходимости — ремонт и утепление детских садов и школ, реконструкцию водопроводов, восстановление и строительство мостов, дорог. То есть все то, на что Украина просит денег у международных доноров, и даже берет кредиты. Но нет! Правительство Украины, закрывая глаза на неэффективное использование бюджетных средств, более того — на их разворовывание или инвестирование в бизнес приближенных к власти лиц, продолжает клянчить, а еще хуже — занимать у зарубежных партнеров.

Пример №2. Как вы думаете, сколько средств собирает Украина с экологического налога? В среднем за последние годы — 6 млрд грн. Чтобы реально сопоставить эту сумму и «зраду» с ее расходованием, напомним «победу» — сумму одной военной помощи США в четверть миллиарда долларов. Сопоставимо. Средства из экологического налога, который платят все вредные производства, распределяются в госбюджет (45%), областные (20) и местные (25%) фонды. До прошлого года в областные падало на 20% больше, да потом центр забрал. Но при всех раскладах самый жирный бюджет экологических денег — в Донецкой области. На Донбассе действуют сотни вредных производств, а боевые действия привели к ухудшению экологии. И еще два года назад международные организации в рамках проекта «Определение ущерба, причиненного окружающей среде на востоке Украины», который исполнялся координатором проектов ОБСЕ в Украине при финансовой поддержке правительств Канады и Австрии в сотрудничестве со швейцарской экологической сетью «Зой», сделали оценку экологического ущерба и приоритеты восстановления окружающей среды на востоке Украины. В этом исследовании есть все мероприятия, которые надо было сделать вчера, сегодня и завтра. Подтопленные шахты, проблемы с питьевой водой, свалки промышленных и бытовых отходов, повреждения природоохранных объектов. Но средства экологических фондов области и городов тратятся не на эти цели, а на… обустройство парков и скверов. К примеру, на «озеленение», а на самом деле — на реконструкцию и обустройство (то есть аллеи, дорожки, лавочки) парка «Сад Бернацкого» в Краматорске ушло около 300 млн грн экологического фонда Донецкой области. При этом на собственно озеленение, то есть на высадку деревьев и кустов, потрачено менее 10% бюджета проекта. В общем-то, этот парк давно пора признать сакральным — вокруг него вертятся основные бюджетные подряды, соприкасаясь на орбитах с собственниками Старокраматорского машиностроительного завода — Максимом Ефимовым (спринтер политических забегов ПРУ—БПП—ЕС) и Сергеем Близнюком (сын Анатолия Близнюка, экс-губернатора Донетчины, бывшего вице-премьера в правительстве Азарова). Вы будете смеяться (над постмайданной властью), но дорогие краматорские недострои — каток и ледовый дворец — на тех же орбитах. А когда они «спалились» в журналистских расследованиях, появились новые исполнители. Но не сильно прятались: очередные многомиллионые бетонные озеленители «Сада Бернацкого», находящегося в санитарно-охранной зоне СКМЗ, зарегистрированы по тому же адресу, что и старые.

Что из этого «следует шить» в хорошем смысле? Что реальных изменений после смены власти на Востоке не произошло. Представители организаторов инвестфорума в Мариуполе (первого по инициативе президента, как подчеркивается), откровенно говорят: можно сколько угодно изображать прогресс в восстановлении Донбасса, но любой житель Мариуполя вам возразит — «ничего не изменилось». В том числе потому что нет официальных — есть только журналистсткие расследования распила бюджетных средств на «восстановление Донбасса», сути которого, по-прежнему, не видит никто на Востоке и не может объяснить в Центре. 

Многомиллионные донорские, а подчас и кредитные программы восстановления Донбасса и помощи внутренне перемещенным лицам включают вполне конкретные мероприятия и объекты с весьма сопоставимой стоимостью, но, попадая в облако международных, утрачивают информационную публичность. И в этом случае может иметь место и коррупция неукраинского происхождения. 

Учитывая, что план А Зеленского весьма эфемерен (при всем солидарном пожелании успеха), мы просто вынуждены просчитывать план Б и, как ответственные граждане, — все другие. Простой расчет вынуждает подсчитывать наличествующие ресурсы и места «протекания», требующие заглушки. И такой анализ должна сегодня сделать каждая громада — независимо от удаленности от линии разграничения.

Click to comment

Оставить комментарий

Most Popular

To Top